В Украине сложилось неправильное толкование военных преступлений

Отвечая на свой собственный предыдущий вопрос – оказывается, давно.

Почему я этот вопрос задал – потому что мне час назад позвонили с этого проекта, и спросили, не хочу ли я поучаствовать в ток-шоу на тему “я был в плену. что мне теперь делать”. О том, как людям, побывавшим в плену у сепаратистов относиться к тому, что люди, которые их пытали, будут амнистированы согласно Минским договоренностям.

Истязания военнопленных являются военным преступлением. За них несётся не личная, а сразу командная ответственность, и они не имеют срока давности. Люди, совершившие военные преступления, не могут быть амнистированы ни по каким Минским договоренностям. Так что правильный ответ на заданную тему беседы – ничего не делать, они не будут амнистированы, спасибо гостям в студии, конец программы.

От эфира отказался, потому что считаю, что с такой постановкой вопроса нельзя снять ничего хотя бы отдаленно похожего на объективность, это будет заведомо манипулятивный эфир, направленный в итоге на дискредитацию политических оппонентов господина Коломойского, и лежащий полностью в ключе предвыборных плакатов партии “Укроп”. Очень мило, но я бесплатно в предвыборной пропаганде не участвую.

“Проект вироблятиме “Телекритика” у партнерстві з Асоціацією польських журналістів у рамках Польсько-Канадської Програми Підтримки Демократії”, кстати.

Александр Нойнец

Загрузка...