Дело не в форматах, дело в России

Новый представитель президента Украины в Крыму Антон Кориневич говорит о необходимости поиска международного формата для переговоров о будущем аннексированного полуострова.

Кориневич напоминает о том, что по вопросу урегулирования на Донбассе существует сразу несколько переговорных площадок – это и «​нормандский формат»​, и созданные в результате договоренностей лидеров стран-участниц этого формата группы в Минске, а по Крыму нет буквально ничего.

Но и удивляться этому не приходится. «Нормандский формат» существует только потому, что Россия формально признает территориальную целостность Украины в части Донецкой и Луганской областей. Участие в минском процессе создает возможность для России демонстрировать, что она является не страной-участником конфликта, а страной-посредником в переговорах между Киевом и «народными республиками». Для Украины же минские переговоры выгодны исключительно тем, что позволяют на протяжении всех этих лет сохранять санкции против России, которая аннексировала Крым и оккупировала территории на Донбассе.

С Крымом совершенно другая ситуация. С точки зрения России, вопрос полуострова решен: Крым – неотъемлемая часть территории Российской Федерации. Столь же жесткая позиция у Украины и всего международного сообщества: Крым остается неотъемлемой частью Украины, а Россия удерживает его незаконно.

Поэтому дело вовсе не в форматах и площадках, а в отсутствии какого-либо пространства для компромисса и диалога. Такое пространство может появиться только в том случае, если в Москве признают хотя бы незаконность самого факта аннексии Крыма и захотят разговаривать об урегулировании правовых проблем, которые возникли после аннексии полуострова. Но в том-то и дело, что Кремль никаких правовых проблем не видит, а видит разве что «недружественные» действия Украины и западных стран против России, от которых просто нужно отказаться в одностороннем порядке.

Украина может, конечно, имитировать создание международных площадок для переговоров по Крыму без российского участия. Но что делать на таких площадках? Американские, европейские или турецкие дипломаты просто согласятся с украинскими выводами о том, что аннексия Крыма не является законной и что контроль над территорией должен быть возвращен Украине. Их ни в чем не нужно убеждать. Убеждать нужно Путина. А он в украинских доказательствах не нуждается.

Тогда что же можно предпринять для того, чтобы приблизить возвращение Крыма? Прежде всего понять, что это возвращение может состояться только после того, как для этого вызреют условия в самой России. Все это время вопрос восстановления территориальной целостности Украины должен оставаться главным политическим вопросом для самой страны. Подчеркну: именно этот вопрос, перед которым все остальные вопросы – от окончания войны до экономических реформ – являются вторичными. Потому что страна с неустановленными границами не может ни войну завершить, ни реформы провести, ни инвестиции привлечь. Похоже, именно для того, чтобы превратить Украину в государство-инвалида, Путин аннексировал Крым и начал войну на Донбассе.

И украинцам, думаю, нужно делать все возможное, чтобы самим не забывать об этой «инвалидности», и миру не дать забыть. Память о том, что Украину лишили части ее территории и она не собирается с этим соглашаться – пока что, я уверен, самое главное оружие украинцев. Это намного эффективнее имитации разных переговорных форматов, которых, судя по всему, все равно не будет.

Загрузка...